Equilibrium

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Equilibrium


пятница, 30 октября 2015 г.
Kako no Nai 23:03:01
Запись только для некоторых пользователей.
суббота, 11 июля 2015 г.
Kako no Nai 15:52:58
Запись только для некоторых пользователей.
суббота, 15 февраля 2014 г.
О. Хаксли, "Обезьяна и сущность". Kako no Nai 21:29:43
Да, друзья мои, вспомните, каким негодованием вы преисполнились, когда турки вырезали армян больше, чем обычно[104], как благодарили Господа, что живете в протестантской, прогрессивной стране, где такое просто не может произойти – не может, потому что мужчины здесь носят цилиндры и каждый день ездят на службу поездом восемь двадцать три. А теперь поразмыслите немного об ужасах, которые вы уже воспринимаете как нечто само собой разумеющееся, о вопиющих нарушениях элементарных норм порядочности, которые творились с вашего ведома (а быть может, и вашими собственными руками), о зверствах, которые ваша дочурка дважды в неделю видит в кинохронике и считает их заурядными и скучными. Если так пойдет и дальше, то через двадцать лет ваши дети будут смотреть по телевизору бои гладиаторов, а когда приестся и это, начнутся трансляции массовых распятий тех, кто отказывается нести воинскую службу, или же цветные передачи о том, как в Тегусигальпе заживо сдирают кожу с семидесяти тысяч человек, подозреваемых в антигондурасских действиях.

104
…когда турки вырезали армян больше, чем обычно… – намек на геноцид армян в Османской империи в 1915 г.

Категории: Понравилось
вторник, 28 января 2014 г.
Р.Рождественский, "Монолог царя зверей" Kako no Nai 21:45:38
В катакомбах музея
пылится пастушья свирель,
бивень мамонта,
зуб кашалота
и прочие цацки...

Человек!
Ты послушай Царя
терпеливых зверей.
Подробнее…И прости, что слова мои
будут звучать не по-царски.
Я -
последний из львов.
Но пускай за меня говорят -
лань
в объятьях капкана,
ползучего смога
громадность.
И дельфинья семья,
за которой неделю подряд
с вертолёта охотился ты.
Чтоб развеяться малость.
Пусть тебе повстречается голубь,
хлебнувший отрав,
муравейник сожжённый,
разрытые норы барсучьи,
оглушённая сёмга,
дрожащий от страха жираф,
и подстреленный лебедь,
и чайки -
по горло в мазуте.
Пусть они голосят,
вопрошая карающий век.
Пусть они стороною обходят
любую машину...
Ты -
бесспорно - вершина природы,
мой брат человек.
Только
где и когда ты встречал
без подножья
вершину?
Ты командуешь миром.
Пророчишь.
Стоишь у руля.
Ты - хозяин.
Мы спорить с тобой
не хотим и не можем.
Но без нас, -
ты представь! -
разве будет землёю
земля?
Но без нас, -
ты пойми! -
разве море
останется морем?
Будут жить на бетонном безмолвье
одни слизняки.
Океан разольётся
огромной протухшею лужей!
Я тебя не пугаю.
Но очень уж сети
крепки.
И растёт скорострельность
твоих замечательных
ружей.
Всё твоё на планете!
А нашего -
нет ничего.
Так устроена жизнь.
Мы уже лишь на чучела
сгожи.
Зоопарки твои превосходны. -
Да жаль одного:
мы в твоих зоопарках
давно на себя
не похожи...
Так устроена жизнь.
Мы поладить с тобой не смогли.
Нашу поступь неслышную
тихие сумерки спрячут.
Мы уходим в историю
этой печальной земли.
Человечьи детёныши
вспомнят о нас.
И заплачут...
Мы -
пушистые глыбы тепла.
Мы -
живое зверьё.
Может, правда, что день ото дня
мир
становится злее?..
Вот глядит на тебя
поредевшее царство моё.
Не мигая глядит.
И почти ни о чём не жалея.
И совсем ничего не прося.
Ни за что не коря.
Видно, в хоботы, ласты и когти
судьба не даётся...

Я
с седеющей гривы
срываю корону Царя!
И реву от бессилья...
А что мне ещё остаётся?


Категории: Понравилось
вторник, 1 октября 2013 г.
Kako no Nai 13:28:23
Запись только для меня.
пятница, 20 апреля 2012 г.
If Ea has really heard, what has reached him? Kako no Nai 21:21:52
"The state of the country is according to the behaviour of its people."

Atrahasis, Tablet II


Категории: Понравилось
Прoкoммeнтировaть
вторник, 28 февраля 2012 г.
Мартти Ларни, "Глашатай". Kako no Nai 18:04:50
Глашатаем называют человека, который подхватывает сказанное слово и спешит скорее разгласить его. Обладая сообразительностью и быстротой реакции, он не ждёт даже, пока слово слетит с языка, ибо он все понимает с полуслова. Быстрота реакции - главное его достоинство. Всякий спор он умеет подгореть, а вносить ясность - не его дело. В политической жизни такие люди совершенно незаменимы.
Господин Липева - глашатый по призванию. Когда-то он дружил с девушкой. Женившись на ней, он потерял в её лице лучшего друга. Дома ему неуютно, потому что жена его сумела так развить свои свои способности, что намного превзошла его в быстроте реакции. Поэтому господин Липева упражняется в глашатайстве вне дома.
- Ты немного бледен, - сказал он мне вчера.
- Возможно. я был...
- Ты был болен. Я так и подумал.
- У меня была...
- Лихорадка. Плохо дело. Высокий жар ослабляет, действует на сердце. А как поживает твоя семья?
- Я был в поездке...
- Ай-яй-яй! С такой высокой температурой ты ездил за город!
- У меня не было температуры. Я просто ездил за город. На похороны...
- Искренне сочувствую. Кто же умер? Кого схоронили? Чьи были похороны?
- Моей тети...
- Ах, твоя тетя скончалась. Царство ей небесное. Но ведь она была в почтенных годах.
- Муж моей тети...
- Что, и он тоже умер? Стало быть, двое похорон сразу.
- Нет, нет, нет! Дай же мне объяснить. Моя тётя жива...
- Ах, вот как. Жива и здорова? Но это же прекрасно! Я так рад. То есть, я очень сожалею, что её муж безвременно скончался и что тебя подкосила лихорадка.
- Он не скончался, и у меня не было лихорадки! - воскликнул я, теряя самообладание. - Муж моей тёти был раньше женат, и вот его первая тёща умерла...
- Ах, так это значит твоя тёща? Сочувствую твоему горю.
- Не моя тёща, а...
- Понимаю, понимаю. Тёща твоей тётушки. Я, помнится, знавал её... она ведь жила в Торнио, если не ошибаюсь. Ах, так это она, стало быть, умерла.
Я умолк. А господин Липева всё продолжал. И всё путал. Всё ему было известно. Блаженны простаки, ибо всё для них на свете ясно и просто. Господин Липева теперь уже знал, что я перенёс лихорадку, что моя тёща умерла в поездке, что мою тётушку схоронили в Торнио - и многое, многое другое.
- А ты ездил в то воскресенье на рыбную ловлю? - спросил он вдруг, переводя разговор.
- Ездил.
- И много наловил?
- Очень...
- О, великолепно!
- Очень мало! - воскликнул я. - Была гроза...
- Да, это бывает. Удивительно, что ты так много поймал. И крупная рыба?
- Нет.
- Ага. Значит, мелкая, но много. Килограммов десять?
- Пять...
- Пятьдесят кило! Вот это да!
- Да нет, всего пять штук.
- О, значит, они были крупные, если весили пятьдесят кило. Это редкая удача - почти то же самое, что получить главный выигрыш лотереи.
- Главный выигрыш? Два главных выигрыша!
- Великолепно, что тебе дважды достался главный выигрыш!
- Кукиш с маслом! - заорал я. - Не получал я никакого выигрыша, а выудил лишь пять маленьких окуньков. Понимаешь ты?
- Понимаю, понимаю. Ну, я побежал, мне пора.
И господин Липева побежал рассказывать добрым людям, что я дважды вытянул главный выигрыш лотереи, наловил удочкой пятьдесят килограммов окуней, сам жарил их в масле, после чего - не удивительно - я тяжело заболел и в жару и в горячке ездил хоронить двух тёщ и тётушку с дядюшкой.
Теперь вы, конечно, понимаете, почему я немножко бледен.

Категории: Понравилось
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 6 ноября 2010 г.
H. Longfellow, The Arrow And The Song. Kako no Nai 13:18:31
I shot an arrow into the air,
It fell to earth, I knew not where;
For, so swiftly it flew, the sight
Could not follow it in its flight.

I breathed a song into the air,
It fell to earth, I knew not where;
For who has sight so keen and strong,
That it can follow the flight of song?

Long, long afterward, in an oak
I found the arrow, still unbroke;
And the song, from beginning to end,
I found again in the heart of a friend.


Категории: Понравилось
Прoкoммeнтировaть
четверг, 4 ноября 2010 г.
Р. Шекли, "Обмен Разумов". Kako no Nai 06:37:03
Вальдец был в растерянности и ужасе. Никогда старый лукавый специалист по поискам не сталкивался со столь трудным случаем. С отчаянной энергией пытался он вынести друга из состояния живой смерти.
Начал он с сочувствия:
Подробнее…- Я хорошо представляю, каково вам, мой несчастный друг, ибо однажды, когда я был ещё совсем молод, мне довелось пережить то же самое, и я нахожу...
Это ни к чему не привело, и Вальдец испробовал грубость:
- Чёрт меня побери, да что вы разнюнились из-за дешёвки, которая натянула вам нос? Клянусь адским огнём, вот что я скажу: в нашем мире женщин не перечесть, и тот не мужчина, кто забивается скулить в уголок, когда можно любую приласкать без...
Бесполезно. Вальдец попробовал отвлечь внимание друга:
- Смотрите-ка, смотрите, вон там три птички на ветке, у одной в горле нож и в лапке скипетр, а поёт она веселее остальных. Чем вы это объясняете, а?
Марвин ничем не объяснял. Невозмутимый Вальдец пытался пробудить в друге жалость к ближнему.
- Знаете, Марвин, малыш, лекари поглядели на эту мою экзему и сказали, что она смахивает на пендемическое импульжение. Жить мне осталось от силы двенадцать часов, а потом я плачу по счёту и освобождаю место за столом для других желающих. Но в свои последние двенадцать часов я вот что хотел бы сделать...
Впустую. Вальдец попытался расшевелить друга философией:
– Простым крестьянам виднее, Марвин. Знаете, что они говорят? Сломанным ножом не выстругаешь хорошего посоха. По-моему, вам стоило бы подумать об этом, Марвин...
Но Марвин в прострации не желал об этом думать.
Вальдец качнулся к гиперстрацианской этике:
– Значит, считаете себя раненым? Но рассудите: личность невыразима, уникальна и не чувствительна к внешним воздействиям. Поэтому ранена только рана; а она, будучи внешней по отношению к субъекту и чуждой интуиции, не создает повода для боли.
Марвин остался непоколебим. Вальдец обратился к психологии:
– Утрата возлюбленной, по Штейнметцеру, есть ритуально воспроизведенная утрата фекальной личности. Как ни забавно, мы-то полагаем, что скорбим о дорогих ушедших, а на самом деле убиваемся по невозвратимо утраченным экскрементам.
Но и эти слова не пробили броню пассивности Марвина. Его меланхоличная отвлеченность от всех человеческих ценностей казалась необратимой; такое впечатление усилилось, когда в один прекрасный день перестало тикать кольцо в носу. Никакая это была не бомба, а всего лишь «серое» предупреждение Мардуку Красу от избирателей. Над Марвином больше не висела непосредственная угроза, что ему разнесет голову.
Но и внезапная удача не вывела его из роботоподобного состояния. Его это ничуть не тронуло, он лишь мимоходом отметил про себя свое спасение, как отмечают проблеск солнышка из-за тучи.
Казалось, ничто не может на него повлиять. Даже терпеливый Вальдец в конце концов воскликнул:
– Марвин, вы паршивый зануда!
Но Марвин, нисколько не задетый, упорствовал в своем горе. И Вальдецу, да и всем добрым людям Сан-Рамона думалось, что этого человека не исцелить никакими силами.


Категории: Понравилось
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 17 октября 2010 г.
История сотворения Земли. Kako no Nai 13:14:12
- Я был тогда скромным подрядчиком, - начал Модели. - Ставил то там, то тут планетку-другую, изредка, в лучшем случае, карликовую звезду. С заказами было туго, клиенты попадались капризные, придирались, задерживали платежи и спорили из-за каждой мелочи: «Переделай тут, переделай там, и почему это вода течет вниз, а не вверх, и почему тяготение велико, и зачем горячий воздух поднимается, когда лучше бы ему опускаться?» И тому подобное.
А я тогда был совсем наивным и принимался им все объяснять - с эстетической и с практической точки зрения. Вскоре на вопросы и ответы у меня стало уходить больше времени, чем на работу. Сплошные тары-бары! И я начал понимать, что нужно что-то изменить, но что именно, никак не мог сообразить.
И вот как раз перед этим проектом «Земля» мне пришли в голову кое-какие мысли насчет объяснений с клиентами. Помню, я как-то сказал себе: «Форма вытекает из содержания». И мне понравилось, как это звучит. «Почему же форма должна вытекать из содержания?» - спросил я себя тогда и сам же себе ответил: «Потому что это непреложный закон природы и одна из фундаментальных аксиом прикладной науки». Мне понравилось, как звучит и это утверждение, хотя особого смысла тут не было.
Но не в смысле суть. Суть в том, что я сделал открытие. В мою бытность рекламным агентом и коммивояжером мне не раз приходилось исправлять ошибки, а тут я изобрел хитрый фокус под названием «доктрина научного детерминизма».
Земля была пробным камнем, потому я ее и запомнил.
Пришел ко мне заказывать планету высокий бородатый старик с пронзительным взглядом. (Так начиналась ваша Земля, Кармоди.) Подробнее…С работой я справился быстро, кажется, дней за шесть, и думал уже, что все трудности позади. Как и здесь, это был обычный заказ с проектом и сметой, и, как и здесь, я кое-что урезал. Но вы бы послушали этого заказчика! Можно было подумать, что я обобрал его до нитки, глаза украл с лица.
«Почему столько ураганов?» - приставал он.
«Это часть вентиляционной системы», - ответил я. (По правде говоря, я тогда немного торопился и попросту забыл поставить в атмосфере предохранительный клапан.) «Три четверти планеты залито водой! - брюзжал он. - Я же ясно поставил в условиях, что отношение суши к воде - четыре к одному!» «Но мы не можем себе этого позволить», - объяснил я. (А я давно засунул куда-то его дурацкие условия. Никогда не храню эти смехотворные проекты на одну планетку.) «И такую крошечную сушу вы заполнили пустынями, болотами, джунглями и горами!» «Это сценично», - отметил я.
«Плевал я на сценичность! - гремел этот тип. - Один океан, дюжина озер, несколько рек, одна-две горных цепи - этого вполне достаточно, чтобы украсить местность и создать хорошее настроение. А вы что мне подсунули? Брак!» «На то есть причина», - сказал я. (На самом деле нельзя было уложиться в смету, не подсунув среди прочего подержанные горы, океан и парочку пустынь, которые я купил по дешевке у межпланетного старьевщика Урии. Но не рассказывать же об этом!) «Причина! - застонал он. - А что я скажу моему народу? Я помещаю на эту планету целую расу, а может даже две или три. Это будут люди, созданные по моему образу и подобию, с таким же острым глазом, как у меня. Что мне сказать им?» Я-то знал, что им сказать и куда послать. Но я не хотел быть невежливым. Хотелось подыскать подходящее объяснение. И я нашел таки некую штуковину - всем фокусам фокус.
«Просто изложите им научную истину, - заявил я. - Скажите, что так и должно быть по науке».
«Как-как?» «Это детерминизм, - сказал я (название пришло экспромтом). - Все довольно просто, несмотря на некоторую эзотеричность. Прежде всего: форма вытекает из содержания, поэтому ваша планета именно такова, какой должна быть по самой своей сути. Далее: наука неизменна, следовательно, все изменяемое - ненаучно. И, наконец, все вытекает из законов природы. Вы не можете знать заранее, каковы эти законы, но, будьте уверены, они есть. Так что никто не должен спрашивать: «Почему так, а не иначе?» Вопрос должен звучать так: «Как это действует?» Задал он мне еще несколько каверзных вопросиков. Старик оказался довольно сообразительным, но зато ни бельмеса не смыслил в технике. Его коньком были этика, мораль, религия и всякие такие призрачные материи. Он был из тех типов, что обожают абстракции, вот он и бубнил:
«Все действительное разумно! Гм, весьма заманчивая формула, хотя и не без налета стоицизма; надо будет использовать это в поучениях для моего народа... Но скажите на милость, как я могу сочетать фатализм науки со свободой воли, которую я намерен даровать моему народу? Они же противоположны!» Да, тут старикашка едва не загнал меня в угол. Но я улыбнулся и, откашлявшись, чтобы дать себе время на размышления, небрежно бросил:
«Ответ ясен!» (Когда не знаешь, что сказать, лучше ответа не найти.) «Вполне возможно, - согласился он. - Но мне он неизвестен».
«Послушайте, - сказал я. - Эта свобода воли, которую вы даруете своему народу, она ведь тоже разновидность фатализма?» «Ну, можно считать и так. Но есть и разница...» «А кроме того, - быстро добавил я, - с каких это пор свобода воли и фатализм несовместимы?» «Конечно несовместимы», - сопротивлялся он.
«Все дело в том, что вы совершенно не понимаете науки, - напирал я, проделывая у него перед носом старый трюк. - Видите ли, сэр, одним из основных законов науки является признание определяющей роли случая. А случайность (как вам, наверное, известно) - это и есть математический эквивалент свободы воли».
«Но вы противоречите сами себе», - упирался он.
«Это как посмотреть, - ответил я. - Противоречие - наиболее фундаментальный принцип устройства Вселенной. Противоречие рождает борьбу, без которой все приходит к энтропии. Поэтому у нас не было бы ни единой планеты или вселенной, если бы все не находилось в невозможном на первый взгляд состоянии противоречия».
»На первый взгляд?» - быстро переспросил он.
«Ясно, как день, - подтвердил я. - Но это еще не все. Возьмите, например, какую-нибудь изолированную тенденцию. Что произойдет, если вы доведете эту тенденцию до предела?» «Не имею ни малейшего понятия, - сказал старик. - Недостаточно подготовлен для такого рода дискуссий».
«Да просто-напросто тенденция превратится в свою противоположность».
«Неужели?» - потрясение переспросил он.
«В самом деле, - заверил я его. - У меня в лаборатории есть бесспорные доказательства, но их демонстрация будет скучновата...» «Нет-нет, мне достаточно вашего слова, - поспешно сказал старик. - Ведь у нас же соглашение...» Соглашение - это все равно, что контракт, но звучит благороднее.
«Парные противоположности, - бормотал он. - Детерминизм. Тенденции, которые превращаются в свою противоположность. Боюсь, это слишком сложно».
«Сколь сложно, столь же эстетично, - сказал я. - Однако, я еще не кончил насчет предельных превращений».
«Продолжайте, будьте добры!» - попросил он.
«Спасибо. Так вот, еще у нас имеется энтропия. Это означает, что при отсутствии внешних воздействий все стремится идти своим чередом (а в моей практике бывало, что и при наличии внешних воздействий). Таким образом, мы получаем, что энтропия заставляет вещи двигаться к своим противоположностям. Ведь если одна вещь движется к своей противоположности, то и все другие движутся к своим противоположностям, поскольку этого требует наука. Такая вот картина. Все противоположности как безумные несутся к своим противоположностям и становятся своими противоположностями. И на более высоком уровне организации картина та же самая. И так далее. Чем дальше, тем больше! Так, да?» «Кажется, так», - согласился он.
«Прекрасно! А теперь возникает вопрос, все ли это? То есть, ограничивается ли все этим круговоротом противоположностей? Нет, сэр, вот что самое замечательное! Эти противоположности, которые прыгают туда-сюда, как дрессированные тюлени в цирке, на самом деле - лишь один из аспектов действительности. Потому что... (здесь я сделал паузу, а потом заговорил как можно проникновеннее) потому что за шумом и суматохой явлений реального мира прячется мудрость. Эта скрытая мудрость, сэр, видна за иллюзорными формами вещей и явлений. Она просвечивает в глубочайших деяниях Вселенной, пребывающей в состоянии великой и величественной гармонии».
«Как вещь может быть одновременно и реальной, и иллюзорной?» - быстро спросил он.
«Не мне знать, как ответить на такие вопросы, - сказал я. - Я только скромный научный работник и вижу лишь то, что вижу. И действую соответственно. Но быть может, за всем этим стоит нравственный смысл?» Старец задумался. Я видел, как он борется с собой. Конечно, любой на его месте тут же нашел бы ошибку в моих построениях, и все они рассыпались бы в прах. Но, как и все яйцеголовые очкарики, он обожал противоречия и склонен был включить их в свою систему. Здравый смысл подсказывал ему, что в природе не может быть таких трюков, что бы я там ни говорил, но интеллектуальность нашептывала, что, быть может, вещи только кажутся такими сложными, а за всем этим кроется простой и прекрасный единый принцип, а если и не принцип, то хотя бы мораль. Главное, я задел его слабую струнку, помянув о нравственности. Старикашка помешался на этике, он прямо-таки был начинен ей; его запросто можно было назвать «мистер Этика». А я случайно подбросил ему идею, что вся эта проклятая Вселенная, все ее постулаты и противоречия, все законы и беззакония - суть воплощение высоких нравственных принципов. «Пожалуй, все это глубже, чем я думал, - сказал он через некоторое время. - Я собирался наставлять мой народ только в этике, нацелив его на высшие нравственные проблемы, вроде: «как и зачем должен жить человек?», а не на вопросы о строении живой материи. Я хотел, чтобы люди изведали глубины радости, страха, жалости, надежды, отчаяния, а не превратились в ученых крыс, которые изучают звезды и радуги, а затем создают на базе своих наблюдений величественные, но ни на что не годные гипотезы. Я кое-что знаю о вселенной, но считал эти знания необязательными. Вы меня поправили».
«Ну что вы, - сказал я. - Я не хотел доставлять вам хлопоты. Я просто думал, что нужно обратить ваше внимание...» Старик улыбнулся:
«Этими хлопотами вы избавили меня от гораздо больших хлопот. Я могу творить по своему образу и подобию, но никогда не стану создавать целый мир, населенный миниатюрными копиями меня. Для меня важна свобода воли. И она будет у моих созданий - им на славу и на беду. Они получат эту блестящую бесполезную игрушку, которую вы называете наукой, будут носиться с ней и превращать в божество всякие физические противоречия и звездные абстракции. Они будут гоняться за познанием вещей и забудут о познании собственного сердца. Вы предупредили меня, и за это я вам признателен...» Я облегченно вздохнул. Откровенно говоря, он заставил меня понервничать. Я ведь думал, что он ничего из себя не представляет, с важными персонами не общается, а тут оказывается, у него благородные манеры. Все время я опасался, что он доставит мне массу хлопот, причем для этого ему достаточно было произнести всего несколько слов. Произнесет - и готово, фраза, как отравленный дротик, вонзится в мой мозг и останется в нем навсегда. Честно говоря, это меня тревожило.
Да, сэр, этот старый шут должно быть читал мои мысли. Ибо он сказал:
«Не беспокойтесь! Этот мир, который вы построили для меня, я принимаю без переделок. Он хорошо мне послужит, именно таким, какой он есть. Что же касается дефектов и недочетов, их я принимаю тоже - и не без благодарности; я даже оплачу их».
«Как? - спросил я. - Как вы оплатите ошибки?» «Приняв их без возражений, - сказал он. - Приму, повернусь и уйду, чтобы заниматься своими делами и делами моего народа».
И не добавив ни единого слова, старый джентльмен удалился.

Роберт Шекли,
которым я не перестаю восхищаться.


Категории: Понравилось
Прoкoммeнтировaть
вторник, 21 сентября 2010 г.
R. Frost, Stopping By Woods On A Snowy Evening Kako no Nai 13:23:30
Whose woods these are I think I know.
His house is in the village though;
He will not see me stopping here
To watch his woods fill up with snow.

My little horse must think it queer
To stop without a farmhouse near
Between the woods and frozen lake
The darkest evening of the year.

He gives his harness bells a shake
To ask if there is some mistake.
The only other sound's the sweep
Of easy wind and downy flake.

The woods are lovely, dark and deep.
But I have promises to keep,
And miles to go before I sleep,
And miles to go before I sleep.


Категории: Понравилось
Прoкoммeнтировaть
 


Equilibrium

читай на форуме:
Зайди в скайп и добавь меня в други...
Зайди в скайп и добавь меня в други...
Ищу мужа
пройди тесты:
это случайность или судьба?11
тест: ты фея, волчица или ведьиа?
читай в дневниках:
Gothic Image

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх